Наталия Тартаковски. Старые ножницы.

Автор: Evgeniya. Отправленный Наши эксперты

- Маааам, ну давай их выбросим! – сказала Ядзя.
- Нет, пусть лежат, - ответила Мария, - они же никому не мешают.
- Уж очень они страшные – тяжелые, черные, ими все равно резать ничего нельзя, их, наверное, жесть резать покупали.
- Нет, их покупали кроить драп на пальто, это мамины ножницы. А сейчас я ими подрезаю стебли цветов, когда в вазу ставлю.
- Нашла применение, прямо смешно. Слушай, я впервые обратила внимание, что вдоль их широкой части идет какая-то надпись – а что написано – не разобрать, буквы местами стерлись. Что на них написано-то, а, мам?
- Ядзя, положи ножницы в ящик и оставь меня в покое, понятия не имею, что на них написано. Наверное, фабричная марка.
-А вот и нет, дорогая мама, фабричная марка вот, на ручке, там стоит штамп, на котором можно разобрать буквы. Написано «Москва» и две буквы «Ф», а вдоль лезвия надпись явно латиницей – и ничего не понятно. Ну ладно, пусть дальше омрачают нашу жизнь своим кошмарным видом, - смилостивилась Ядзя, вот, смотри, кладу их в нижний ящик, не потеряй, когда цветы подрезать будешь.

Елена Ронина о настоящем и стоящем кино...

Автор: Evgeniya. Отправленный Наши эксперты

Вернуть Бена 2018 США драма
 
Сложно писать такую рецензию, поскольку сама тема очень непростая. Легко советовать фильм светлый и солнечный. Но как советовать фильм, если это драма? Если это боль, причем не просто боль, а боль матери, кровоточащая рана, с которой нужно научиться жить. Бороться, да, но вряд ли поможет, нужно просто жить. Причем жить счастливо, полноценно, не забывать что у тебя есть семья, муж, дети. В конце концов – есть ты сама.
Я сейчас готовлю новую подборку «топ 5 фильмов» для своего ютюб канала именно про матерей, и случайно нашла фильм «Вернуть Бена».
Сын - наркоман, с которым семья хлебнула по полной, приезжает домой на Рождество. Ему еще нельзя покидать клинику, он еще не окреп в полной мере, но он возвращается, а мать не может его не принять. Как не принять? И естественно случается беда.
У героини четверо детей, но разве один ребенок может заменить другого? Каждый ребенок - единственный. У меня, у самой взрослые сыновья, но я не говорю про них дети, я говорю - два сына. Потому что каждый для меня особенный, каждый единственный. Если я за них волнуюсь, в сердцах могу сказать: «У меня только один младший сын! Только один старший сын!»
Очень точно передана в фильме атмосфера семьи, где есть наркоман. И за это особенная благодарность создателям картины. Потому что без всяких специальных ужасов и эффектов, просто путем переживаний главной героини. Конечно же страдает вся семья, вся семья становится заложницей этой новой и страшной жизни. Каждая минута – как на пороховой бочке. Ты постоянно ждешь плохого, ты постоянно в напряжении. Но тяжелее всего матери. Для нее он все равно сын. Кровиночка, боль, часть сердца.

Нил Гейман о природе и пользе чтения.

Автор: Evgeniya. Отправленный Наши эксперты

Если у вас есть друзья-математики, которые спрашивают вас, зачем читать художественную литературу, дайте им этот текст. Если у вас есть друзья, которые убеждают вас, что скоро все книги станут электронными, дайте им этот текст. Если вы с теплотой (или наоборот с ужасом) вспоминаете походы в библиотеку, прочитайте этот текст. Если у вас подрастают дети, прочитайте с ними этот текст, а если вы только задумываетесь о том, что и как читать с детьми, тем более прочитайте этот текст.
 
Людям важно объяснять, на чьей они стороне. Своего рода декларация интересов.
 
Итак, я собираюсь поговорить с вами о чтении и о том, что чтение художественной литературы и чтение для удовольствия является одной из самых важных вещей в жизни человека.

Правила воспитания по Льву Толстому

Автор: Evgeniya. Отправленный Наши эксперты

Лев Толстой вошел в историю не только как классик мировой литературы, но и как педагог. В 31 год он открыл свою школу в Ясной Поляне, в которой бесплатно обучал крестьянских детей по своей методике. Принципы его воспитания и образования были новаторскими для XIX века, а что мы скажем о них сегодня?

Не портить воспитанием
 
Толстой говорил: детский возраст — это первообраз гармонии, которую портят и уничтожают. По мнению классика, любое воспитание — попытка загнать ребенка в рамки, подчинить правилам и законам взрослого мира. Лучше всего отказаться от целенаправленного воспитания. Это не значит, что с детьми не нужно заниматься, но следует развивать то, что в них уже есть, и ценить «первобытную красоту». «Человек всякий живет только затем, чтобы проявить свою индивидуальность. Воспитание стирает ее», — писал Толстой.
 
Не наказывать
 
Толстой был ярым противником насилия: он категорично заявлял, что в школе не может быть розг, а ученика нельзя наказывать за невыученные уроки. Отмена любых наказаний в Яснополянской школе стала новаторством для XIX века. Современники сомневались, может ли такая методика быть эффективной, и спорили: «Все это очень справедливо, но согласитесь, что без розги иногда невозможно и что надо иногда заставлять учить наизусть».
 
Не скрывать свои недостатки
 
Классик был уверен: дети значительно проницательнее взрослых — и советовал родителям сперва обнаружить свои слабые стороны. В противном случае дети уличат в лицемерии и не будут прислушиваться к мнению старших.
 
 
Учить полезному
 
Толстой критически относился к тому, как был устроен учебный процесс в России XIX века. Он возмущался, что для получения аттестата ученикам приходится зубрить теорию, которую потом невозможно применить в профессии. Латынь, философия, церковные науки казались писателю архаикой. По его мнению, намного важнее знания, которые пригодятся в жизни, а ученики имеют право самостоятельно выбирать, что изучать.
 
Воспитывать самостоятельность
 
Толстой говорил, что люди из народа — те, кто не обучались в гимназиях и университетах — «свежее, сильнее, могучее, самостоятельнее, справедливее, человечнее и, главное — нужнее людей, как бы то ни было воспитанных». Именно поэтому один из основных заветов обучения в его Яснополянской школе был такой: не заставлять детей подчиняться жестким правилам, а воспитать в свободе и учить самостоятельности.
 
Разрешить недовольства
 
В Яснополянской школе, помимо уроков, часто проводили беседы. На этих встречах учителя и ученики обсуждали все, что считали важным: вопросы науки, новости, учебный процесс. Ученики могли высказывать свою точку зрения и даже критиковать учителей. Свободное воспитание, которое воспевал Толстой, подразумевало честный и открытый разговор.
 
 
Развивать воображение
 
Воспитание и образование — это не только изучение учебников. Писатель отмечал, что на формирование личности ребенка воздействует все, что его окружает: «детские игры, страдания, наказания родителей, книги, работы, учение насильственное и свободное, искусства, науки, жизнь — все образовывает». Познавая мир, ребенок развивает воображение и творческие способности. Огромной ошибкой Толстой считал обучение по четкой методике, вместо того чтобы лишь направить ребенка в изучении мира во всем его многообразии.
 
Учить понятно
 
Свободное образование было неприемлемо для гимназий или университетов XIX века, где учеников насильно, иногда под страхом телесных наказаний, заставляли заучивать уроки. Толстой построил учебный процесс без принуждения к образованию и стремился учить так, чтобы ребенок получал от этого удовольствие. Основные советы учителям писатель собрал в брошюре «Общие замечания для учителя», где рекомендовал пристально наблюдать за душевным и физическим состоянием учеников, а вместо сухих терминов преподносить ребятам впечатления.
 
 
Быть человечнее
 
«И дети смотрят на воспитателя не как на разум, а как на человека», — писал Толстой. Знания, правила, науки — меньшее, чему может научить ребенка взрослый человек. Наблюдая за родителями и учителями, дети делают выводы о том, что значит быть хорошим человеком, как следует себя вести в обществе и по каким законам жить. Детскую проницательность нельзя обмануть ни знаниями, ни правами.
 
Самому жить хорошо
 
По Толстому, дети — чисты, невинны и безгрешны от природы. Взрослея, они познают мир, ориентируясь прежде всего на поведение родителей и близких людей. Поэтому главный завет всей толстовской педагогики — в первую очередь заботиться не о воспитании молодого поколения, а совершенствовать самого себя.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Автор: Мария Соловьева

Людмила Петрановская

Автор: Evgeniya. Отправленный Наши эксперты

«Для вашего ребенка нет ничего ценнее ваших объятий» 20 советов. 

Образ родителей на всю жизнь остается у нас в душе. Когда мы сталкиваемся с трудностями, часто слышим внутренний голос, который говорит: «Ты справишься, ты сможешь. Все хорошо!» или «Бестолочь! Ни на что не способен!». На этом стержне, «тайной опоре», держатся наши будущие успехи, стремления, самооценка. Как дать ребенку правильный «автопилот», подарить достаточно заботы и любви, но при этом не поставить крест на собственной жизни? Как простить себя за уже допущенные ошибки и наладить отношения с выросшим чадом? Вам в помощь 20 рекомендаций известного психолога-педагога Людмилы Петрановской.

Елена Ронина про Большой театр.

Автор: Evgeniya. Отправленный Наши эксперты

Давненько Первый Подмосковный не делился умными и тонкими постами...Елена Ронина, наш друг и эксперт о новом искусстве и вечных ИСТИНАХ. А то ли хотел сказать автор, о чем ведает нам современник у режиссерского пульта. Читайте, спорьте,соглашайтесь...

И дело не только в малиновом берете
И что такого? Да, для меня это важно! Татьяна должна быть в малиновом берете. Но последние постановки берет отвергают! Особенно малиновый! Почему? Чем он им помешал? Штампов боятся? Ну да ладно, хотя очень мне удивительно, что кроме меня никто не возмущается.

Елена Родина. Интервью.

Автор: Evgeniya. Отправленный Наши эксперты

«Не знаю, как пишут другие авторы, а я своими героями управлять не могу. Они живут сами по себе, и я частенько удивляюсь, почему рассказ закончился так, а не иначе. В своем творчестве я, безусловно, мешаю быль и вымысел. Иногда читатели обижаются, узнавая в героях себя. Они забывают, что все, что я делаю, — это художественная литература, а никакая не документалистика и уж конечно не чья-то биография... Я пишу, как только выпадает свободное время. Пишу с того места, где остановилась, не возвращаясь к написанному. Я много хочу успеть. А времени так мало…»

Елена Ронина, писатель, литературный обозреватель.

Автор: Evgeniya. Отправленный Наши эксперты

Все мне желали: Хорошей вам Пиковой! 
 
А я думала, ну как же она может быть хорошей?! Хорошей была та, постановки 1964 года, причем возобновление постановки 1944 года Борисом Покровским. Понятно, что музыка осталась прежней, и она в опере фантастическая, но в той опере были костюмы, декорации. Я не слышала в любом другом зале мира, чтобы хлопали декорациям. В Большом - хлопали! Особенно в шестой картине: Набережная Зимней канавки. Мост, идет легкий снег, на мосту Лиза в исполнении Нины Лебедевой. И сразу аплодисменты! Гром аплодисментов! 
Да, я понимала, все будет другим, и как жаль того, что было..
Я отчетливо помню все спектакли, которые слушала, смотрела в Большом, даже места, где сидела, помню. Вот в других театрах не помню, а в Большом помню. Потому что это всегда были яркие и неизгладимые впечатления, всегда это было что-то из области тех воспоминаний, которые на века. Правда, все это осталось там, в другой жизни, и теперь уже в другом столетии.