Рейнхард Гёбель. Секреты музыкальных кодов.

3 октября 2019 года в Московском концертном зале «Зарядье» состоялся концерт Райнхарда Гёбеля и оркестра Pratum Integrum.
 
Перед концертом дирижёр немного рассказал о себе, о Бранденбургских концертах и об исторически информированном исполнительстве.

— Начать мне хотелось бы с Вашей биографии. Вы приступили к занятиям музыкой в 12 лет, правильно?

— Да, я начал в 12 лет брать уроки игры на скрипке и это было очень поздно даже по меркам того времени. Когда я был ребёнком, детей обычно начинали обучать скрипке в возрасте восьми лет, но всё же не в три года, или даже в два, как сегодня. Я сильно «запаздывал», мне надо было много заниматься, и я, не понимая, что это такое — быть музыкантом, хотел им стать. Представляете? Это же нелепо!

Учителя дали мне идеальную техническую базу для барочной музыки, в которой на самом деле нет настоящей кантилены, но есть активное орнаментальное движение. В начале 60-х я был очарован этой музыкой, потому что в Кёльне, на радио, уже был барочный оркестр, образованный по образцу Дрезденской капеллы 1720-1750 годов: огромный коллектив с четырьмя гобоями, четырьмя фаготами, тридцатью струнными…

Алексей Зимаков

Российский гитарист, лауреат всероссийских и международных конкурсов, получивший широкую известность за рубежом в материале режиссера Юлии Ратомской.

Арсений Тарасевич – Николаев: « КОНКУРС – ЭТО НЕОБХОДИМОЕ ЗЛО...»

Пианист, участник Конкурса имени Чайковского о состоявшемся  конкурсе, «любимцах публики» и судейском опыте.

— Арсений, лет десять назад Вы могли представить, что будете играть на Конкурсе Чайковского? Хотя, учитывая Вашу родословную, можно предположить, что Вы шли к этому всю жизнь.

— Мне не хочется думать, что я к этому шел. Я надеюсь, что иду не к этому, все равно цель в жизни у меня немножко другая. Надеюсь, что развиваться я не перестану никогда.

Конечно, как ни крути, конкурс Чайковского — это очень серьезный этап, очень ответственное событие для человека, который вырос и учился всю жизнь в Москве. Большой зал консерватории — ответственная площадка. Поэтому Конкурс Чайковского — очень важное и волнительное для меня событие.

А насчет десяти лет назад… Я могу сказать, что я, конечно, предполагал, что это возможно. Другой вопрос, когда-то я надеялся, что смогу закончить дело с конкурсами — то есть, перестать на них ездить, существенно раньше (улыбается).

В свое время я относился к ним, как жанру, чуть хуже, но сейчас у меня немного другое к ним отношение. Поэтому я очень рад, что у меня есть такая возможность — принять участие в Конкурсе Чайковского.

Денис Мацуев. Кровные узы искусства.

— Меньше месяца осталось до открытия Конкурса Чайковского, без преувеличения, главного музыкального сражения в мире. Появилось уже, идет новое поколение талантливых музыкантов.

Глядя на них, можете сказать, – а какие проблемы сегодня острее всего волнуют пианистов вашего поколения?

— Да, сейчас время вундеркиндов, но через несколько лет они тоже станут взрослыми музыкантами – время летит стремительно.

Когда на сцене крошечная девочка в красивом платье играет Шопена или Шумана, – это всех умиляет, но потом эти чудо-дети вырастают в прекрасных девушек и молодых рыцарей. Кто-то влюбляется, заводит семьи, жизнь расставляет свои акценты.

Я всегда говорю ребятам: вы отправляетесь в долгое плавание, и дай бог, чтобы оно продолжалось, чтобы вы развивались и вам было что сказать, выходя на сцену…

Элина Гаранча. Блистательная латышская дива рассказала об очаровании семейных ценностей и о том, что делать примадонне после 60.

Список оперных певцов, поздравивших Санкт-Петербург с 311-летием на Дворцовой площади, возглавила Элина Гаранча. Латышская дива рассказала об очаровании семейных ценностей и о том, что делать примадонне после 60.

— По какому принципу вы выбирали арии, прозвучавшие на Дворцовой площади?

— Спела то, что попросили, поскольку концерт был тематический, не просто «сборная солянка».

— Вам уже приходилось петь перед стоящей толпой?

— Много раз: в Австрии у меня уже семь лет существует фестиваль, который называется «Друзья Гаранчи». Там всегда бывают концерты open air.

— В чем их специфика?

— Люди более расслаблены, а программа более популярная — с расчетом на тех, кто обычно не ходит в оперу. Ну и, конечно, надо петь в микрофон. Я это не люблю, но пришлось привыкнуть.

— Однажды вы говорили, что движетесь от меццо-сопрано к сопрано.

Поздравляем!

А не поздравить ли нам милых дам! Замечательный Николай Цискаридзе дарит оригинальный подарок всем нашим читательницам и подругам.

 
 

Сказки старого пианино

Иоганн Себастьян Бах
 
Джоаккино Антонио Россини
 

Пётр Ильич Чайковский