Алексей Любимов: «Об истощении классического духа я нисколько не горюю»

© Михаил Муравьев

ВЕЛИКИЙ РОССИЙСКИЙ ПИАНИСТ О КОНЦЕ КЛАССИЧЕСКОГО ИСКУССТВА, О ТОМ, В ЧЕМ ОШИБАЛИСЬ АВАНГАРДИСТЫ, И О МАГИИ МИНИМАЛИЗМА

23 мая в Музее Москвы состоится 17-й концерт фестиваля новой музыки SOUND UP, на котором прозвучит краеугольное сочинение европейского минимализма — «Canto Ostinato» Симеона тен Хольта, исполненное на четырех роялях. За одним из инструментов — Алексей Любимов, человек, без которого современная музыка в России была бы совершенно иной. Все неординарное в советском пианизме и камерной музыке, все, выходящее из ряда «Бетховен — Шопен — Чайковский», все то, что сегодня бы назвали андеграундом от классики, связано с его именем. Именно Алексей Любимов первым стал исполнять американских минималистов в СССР, он основал легендарный московский фестиваль «Альтернатива», инициировал фестивали, посвященные Арнольду Шёнбергу и столетию Джона Кейджа, занимался электронной музыкой, стоял у истоков ФИСИИ — консерваторского факультета для тех, кто хочет учиться играть старинную и новейшую музыку. Алексею Любимову посвящали свои сочинения самые важные композиторы русского авангарда и поставангарда — такие, как Галина Уствольская, Валентин Сильвестров, Владимир Мартынов и другие.
 

Почему мы любим Рахманинова? Об актуальности и красоте композитора

Проще всего начать с социальных меньшинств. Пианисты обожают Рахманинова, потому что он подарил им 90 сочинений, составляющих одну из основ репертуара, являющих собой вечно возобновляемый источник концертной энергии. А еще – за то, что при всей фактурной сложности и насыщенности его фортепианное письмо крайне удобно для исполнителя. Как только пианист «выгрывается» в очередной рахманиновский опус, он ощущает не столько преодоление технических трудностей, сколько наслаждение пианистической свободой. Рахманинов мыслил и творил кистями рук. Между его творческими замыслами и конечным результатом не было посредника в виде пера или карандаша – звук, лившийся изнутри Рахманинова, сразу воплощался в тактильном контакте с инструментом. Его музыкальные идеи, зафиксированные в нотах, при каждом исполнении как бы оживают, оттаивают, возвращаются из твердого агрегатного состояния в непосредственно ощущаемую пианистом волну.

«Голос. Дети»: стоит ли отпускать детей на телепроекты? Мнение эксперта

Что дает талантливому ребенку участие в телепроекте — например, таком, как «Голос. Дети»? В случае победы — быстрый путь к славе, но не слишком ли дорогой ценой? Стоит ли отдавать своих детей участвовать в телепроектах, нам рассказала педагог по вокалу, руководитель школы «Вокал PROFI» Лариса Кудрявцева. Лариса работает и с детьми, и со взрослыми. Среди ее учеников и те, для кого пение – хобби, и те, для кого это уже профессия.

Максим Дунаевский. Мои песни поют...

– Хочется быть рациональным, но я никогда таким не был и уже не буду. Возраст, конечно, берет свое – появляются мудрость, опыт, но я все равно живу эмоциями, чувствами, иначе никак, – доверительно произносит на прощанье Максим Исаакович. Наверное, в этом и скрыт рецепт его молодости.

Александр Сладковский: «Дирижер не может быть пай-мальчиком!»

Худрук Госоркестра Республики Татарстан — о Караяне, нездоровой любви общества к разоблачениям и тирании дирижеров.
 
Не так много культурных явлений в России, возникших буквально на наших глазах: одно из них — возрожденный из пепла Госоркестр Республики Татарстан, сделанный «от и до» дирижером Александром Сладковским за семь лет.
 
А ведь это так важно — видеть творческий организм на взлете: то они «берут высоту» с симфониями Брукнера и Малера, то разбивают сезон на четыре собственных тематических фестиваля, то записывают в месячный срок (!) все симфонии Шостаковича, то покоряют лучшие залы Европы и России (как недавно произвели фурор концертным исполнением оперы «Иоланта» Чайковского).

Сказки старого пианино

Иоганн Себастьян Бах
 
Джоаккино Антонио Россини
 

Пётр Ильич Чайковский