Юрий Норштейн

Автор: Evgeniya. Отправленный Наш гость

"Вот хорошо бы политикам постоять у печи, где пекут хлеб. Там, где как можно ближе к огню шлепают лепешки… Потому что они живут даже не в параллельном мире. Они вообще ни в каком мире не живут. А мир на самом деле совсем другой, он состоит из запаха почки, из запаха земли, из запаха яблок, из хорошего дружеского слова, из поэтической строки, из вдруг тебя пронзившей мысли… Вот из этого всего образуется смесь, которая называется жизнью.

ДЖОРДЖИО АРМАНИ. ПАТРИАРХ МИРОВОЙ МОДЫ.

Автор: Evgeniya. Отправленный Наш гость

 
Главное слово, которое звучало в московском обществе, собравшемся на прошлой неделе на показ Armаni, было «патриарх» или, на выбор, «крестный отец». Именно об этом думал каждый сидевший в огромном промышленном пространстве Tesla 4000, превращенном на один вечер в настоящий Armani Teatro, особенно в тот момент, когда сам мистер Армани вышел в финале в бархатном черном пиджаке (шоу называлось Black Velvet), идеальной белой рубашке цвета его собственных сияющих белоснежных волос и с огромной матрешкой в руках. Это был чрезвычайно трогательный момент, какие в модном мире случаются редко и запоминаются навсегда.
 
Джорджо Армани, каким мы его знаем, каким мы видели его на всех обложках всех мировых журналов, всегда так выглядел — зрелым и значительным. Фактически этот человек, изменивший в конце 70-х — начале 80-х сам подход к проектированию и пошиву одежды, саму технологию ее создания, внедривший современный силуэт — чистый, свободный и подвижный, — делал свою новую моду, придумывал свои свежие, молодые образы, уже не будучи «молодым дизайнером».

Михаил Барышников

Автор: Evgeniya. Отправленный Наш гость

Сущность любого искусства, даря удовольствие –самому  получать удовольствие.

Более 40 лет  посвятил Барышников своему собранию. А началось все в Париже, когда однажды, гуляя в районе бульвара Сен-Жермен, он заглянул в художественную галерею Proscenium на Rue de Seine и увидел оригинальный графический портрет Сергея Дягилева,  работы  Жанна Кокто, от которого не смог оторвать взгляд. В его кошельке нашлось достаточно денег, чтобы приобрести этот рисунок, а также, эскиз Кристиана Берара к “Моцартиане” Баланчина. 
 
Эти работы стали прелюдией его коллекции.  Как говорит М. Барышников: «спонтанное приобретение этих двух работ, послужило импульсом, сформировавшим желание окружить себя  образами,имеющими отношение к миру  танца и театра,  в котором  я чувствую себя естественно и комфортно».