Президент фонда “Музыкальный Олимп” Ирина Никитина о классической музыке, воспитании художественного вкуса и меценатах в современной России.

Ирина, прежде, чем мы поговорим о фонде «Музыкальный Олимп», расскажите, пожалуйста, нашим читателям, почему Вы решили стать музыкантом?

Знаете, в 4 года решения не принимаются самостоятельно (смеётся). Я думаю, когда ребенок любит музыку, когда видно, что он талантливый, тогда родители начинают его как-то двигать в этом направлении. Насколько я себя помню, я больше хотела быть балериной, чем музыкантом – по своему такому динамичному внутреннему состоянию. Но у меня папа – музыкант, очень известный, очень талантливый. (Отец Ирины – виолончелист, профессор Анатолий Никитин- прим.) Я всегда очень любила музыку, поэтому и занимаюсь тем, чем занимаюсь. Я поняла, что чем раньше родители знакомят детей с миром музыки, тем больше вероятность воспитать гармоничных людей. Они не обязательно должны быть профессиональными музыкантами, но они будут эмоционально сбалансированными людьми, у них по-другому будет работать мозг.
 
Вам, наверное, близка точка зрения Михаила Казиника о том, что классическая музыка должна окружать человека с самых первых минут его жизни?
 
Абсолютно согласна с этим. В силу моей специальности, я даже в роддом приехала с синтезатором, так как у меня через шесть недель после родов был концерт. До последнего дня я играла. Эмбрион ведь всё слышит. И теперь я смотрю на свою дочь и вижу, что у неё более глубокое и широкое восприятие жизни.

Ольга Ускова

Ольга Ускова — единственная женщина в России, которая занимается разработкой и производством «искусственных мозгов», — о том, зачем молодым специалистам стремиться в ИТ-сектор (и за кем еще стоит пристально следить), как удержать в одной компании сразу несколько лидеров и как в условиях локдауна проверить, насколько ты… старый.

Ирина Обухова: В период пандемии компании перешли на удаленную работу: какие бизнес-процессы вы оставили на дистанционном управлении по возвращении в офис и почему?

Ольга Ускова: Пандемия принесла много плюсов. Внутри компании на порядок выросла интенсивность процессов, резко увеличилась эффективность — абсолютно у всех. Например, мы перевели в удаленный режим процентов шестьдесят совещаний, в том числе с клиентами, просто потому что это эффективно, и клиент наконец-то начал тоже это понимать. Кроме того, «снаружи» образовался замечательный кадровый рынок. Нейронщики всегда были на вес золота, а сейчас есть возможность привлечь лучших.

Ирина Белышева

Смирись с моим посмертным заточеньем,
Не воскресить уже мой бедный прах,
Останусь жить я в теле сочинений,
Не уместиться гению в гробах…
Читая вновь и вновь стихотворенья,
Ты забери всё лучшее себе -
Те строчки, что когда-то в умиленьи,
Я посвятил Тебе, Тебе, Тебе…
Мой дух живой – Твоё приобретенье,
Останки тела – пища для червей,
Искусство вечно - феномен нетленья,
Прах к праху. Пусть земля сойдёт к земле.
Творений ценность в квинтэссенции сокрыта,
Таланты, да не будете зарыты!

© Copyright: Ирина Белышева, 2019
Свидетельство о публикации №119072903500

Апгрейд Юлии Высоцкой

Юлия Высоцкая — телеведущая, создатель сети кулинарных студий, заслуженная артистка Российской Федерации, написавшая уже более 20 книг по кулинарии.
 
И вот крайняя – «Перезагрузка», которую Юлия с успехом презентовала в «Библио-Глобусе».
 
О чем эта книга? О том, как в наших достаточно жестких условиях жизни сохранить здоровье и оставаться бодрой и молодой долгие-долгие годы.
 
«Перезагрузка» – своеобразная программа, система, направленная на улучшение качества жизни.
 
Автор сразу же предупредила тех, кто жаждет получить волшебный рецепт, «что бы такое съесть, чтобы похудеть», что такого чудодейственного средства у нее нет.
 
Все мы знаем, что кусок торта – это очень вредно, но иногда просто необходимо себе это позволить, ведь «мы не можем себя хорошо чувствовать, если нет радости», – делится с читателями Юлия.

Анна Каменкова

Эту ночь актриса Анна Каменкова не забудет никогда. Тогда она призналась мужу, что полюбила другого и в чем была ушла из дома в новую неизведанную жизнь, в которой она могла не повторять ошибок своей матери, жизнь, в которой она могла любить, а не играть любовь.

Рене Зельвегер

Рене Зельвегер пришла на интервью в белой рубашке, темно-серых брюках и туфлях на высоких каблуках. Сейчас она блондинка с длинными волосами — улыбчивая и уже не такая болезненно-худая, как раньше. Видимо, развод с кантри-певцом Кенни Чесни актрису больше не тяготит. Как только закончился их четырехмесячный брак, Рене с головой погрузилась в работу, так что 2006 год актриса считает вполне удачным для себя.

ВЕРА ГОРНОСТАЕВА, фортепианный педагог современного мира

Вера Васильевна Горностаева — носитель славы одного из самых блистательных фортепианных педагогов современного мира.
 
Унаследовав дух школы Генриха Нейгауза, она нашла свой путь, свой modus operandi, в основе которого культ индивидуальности.
 
Более полустолетия она воспитывает в стенах Московской консерватории музыкантов — носителей выраженной личностной характерности. Она истинный рыцарь нашего искусства — «без страха и упрека»,— творческая личность, включенная в тектонический ритм общественной жизни, один из лидеров в деле созидания пространства Культуры в России XX-XXI столетий.
 
С Верой Васильевной Горностаевой беседовали Марина Броканова и Михаил Сегельман.
 
— По мнению многих музыкантов, сегодня ваш фортепианный класс в Московской консерватории — самый яркий. Когда слушаешь ваших студентов, замечаешь, что каждый играет по-своему. Вместе с тем, их объединяют культура звука, чувство стиля, вкус. Как вам это удается?
 
— Вы правильно сказали: мои ученики — разные. Больше всего я ненавижу, когда причёсывают («играй, как я»). Уважение к индивидуальности — именно это я наблюдала на уроках моего учителя Генриха Густавовича Нейгауза. В его классе провела всю консерваторию и аспирантуру, по понедельникам и четвергам с 10 до 16. И все ученики Гернриха Густавовича — разные, кстати, и преподавали они тоже по-разному.

ГУЗЕЛЬ ЯХИНА, новое имя в писательской среде, новатор и реалист

В чем секрет прозы Яхиной? Ее взлет был молниеносным, но ведь Гузель Шамилевна годами «стучалась» в издательства — рукопись не хотели даже просматривать. По чистой случайности текст попал в руки издателя Елены Шубиной, а дальше случилось невероятное: произведение, в которое никто не верил, стало бестселлером. В интервью писательница рассказывает, как работает над образами, сюжетами и героями.